У дальневосточных рыбаков остались проблемы с приловом минтая

Рыбаки в очередной раз обратились к отраслевым властям и контролирующим структурам с просьбой решить проблему оформления и учета приловов минтая и сельди при ведении спецпромыслов. Это стало одной из тем, обсуждавшихся на заседании Дальневосточного научно-промыслового совета. Приловы — то, без чего не бывает добычи водных биоресурсов. В тралах вместе с законными камбалой, бычками, треской может обнаружиться — порой в большом количестве — нечаянный минтай, да еще и в период запрета его промысла. В принципе приловы до двух процентов пойманного не возбраняются правилами, но обычно «довеска» гораздо больше. Выходов в таких случаях у рыбаков немного: либо как можно скорее выбросить ценный груз за борт, либо оформить его в счет имеющейся квоты того же вида ресурса. Можно и вовсе, отказавшись от прибыли, перестать выставлять флот на добычу неквотируемых объектов (например, той же камбалы).

И вот здесь начинается самое интересное. С прошлого года рыбопромышленники начали сталкиваться с тем, что у территориальных управлений пограничной службы на Дальнем Востоке обнаружились разные подходы к учету приловов и трактовке промысловой отчетности.

— Главное требование камчатских пограничников — стопроцентное оформление уловов. Этот принцип направлен на то, чтобы суда при специализированном промысле сельди или донных объектов не выбрасывали прилов минтая, — объясняет президент Ассоциации добытчиков минтая Алексей Буглак. — А вот приморские инспекторы в отдельных случаях рассматривают оформленные приловы как нарушение правил и возбуждают за это административные дела.

Мнение науки в данной ситуации однозначно. По словам заместителя директора ТИНРО-Центра Игоря Мельникова, отсортировать рыбу под водой при помощи сетных орудий невозможно. Поэтому для сохранения популяций минтая и сельди важно, чтобы вся добыча была учтена. Ученый отмечает, что на охотоморской путине нередки случаи, когда ведущие промысел траулеры выбрасывают «лишние» тонны сельди и минтая. С конца осени и до начала февраля приловы минтая могут достигать трети пойманного, но капитаны судов не фиксируют их, чтобы не трогать минтаевые разрешенные объемы. Это обусловлено тем, что большинство компаний предпочитает вылавливать в счет квоты икряного — более ценного — минтая.

Проблему выброса приловов осознают и в Росрыболовстве. Ведомство ищет пути воздействия на те предприятия, которые позволяют себе выкидывать рыбу за борт. Ведь из-за этого идет значительный перелов биоресурсов. Кстати, рыбопромышленники могут за это лишиться квот или понести финансовое наказание в сотни миллионов рублей.

Парадокс в том, что многие добросовестные компании, выполнявшие все требования и рекомендации ПУ ФСБ России по восточному арктическому району (камчатских пограничников), все же оказались в числе тех, против кого приморское пограничное управление возбуждало дела об административных правонарушениях. Известны примеры таких дел за учтенный (то есть списанный с квоты) прилов минтая при ведении спецпромысла донных объектов.

Алексей Буглак, комментируя претензии приморских инспекторов, замечает, что предприятия в этих случаях не нарушали нормы рыболовства, но размытые понятия в правилах дают повод придраться.

— Сейчас готовятся изменения этих формулировок, чтобы не было возможности как-то иначе трактовать оформление приловов, — несколько обнадежил рыбаков президент Ассоциации добытчиков минтая.

Добиться, чтобы на судах учитывали абсолютно все выловленные биоресурсы, можно. Для этого стоит лишь активнее использовать методики контроля: от увеличения штата инспекторов до взвешивания уловов и установки систем видеонаблюдения. Правда, в ближайшей перспективе внедрить все это в систему регулирования промыслов невозможно: потребуется оборудование, которого в стране нет, либо огромные затраты на расширение штата инспекторов.

А что делать рыбакам? Оформлять прилов в пределах выделенных на год квот и тем самым не допускать ущерба биоресурсов либо отказываться от целого ряда видов промысла, где «контрабанда» неизбежна?

Вопрос остается открытым. По крайней мере, пока правила и формулировки не станут более точными.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here