Врач рассказала, что усиливает риск заразиться COVID-19 от ребенка

Если в семье кто-то подхватил новую коронавирусную инфекцию, как не заболеть всем вместе? В чем сложность наступающего периода гриппа в этом году? И какое главное коварство COVID-19? Эта болезнь развивается стремительно или действует по принципу «отложенного взрыва»? Об этом корреспондент «Российской газеты» расспросила врача-бактериолога Александру Мельцер.

Врач рассказала, что усиливает риск заразиться COVID-19 от ребенка

Фото: Из архива Александры МельцерВ лаборатории Мариинской больницы Санкт-Петербурга она выполняет ПЦР-исследования, которые с высокой точностью диагностируют различные инфекции, в том числе и коронавирус. Доктор Мельцер приступила к лабораторной диагностике COVID-19 в самом начале массового карантина, когда Мариинская — обычный многопрофильный городской стационар — была перепрофилирована под лечение больных с коронавирусом.

Отправьте родных на дачу

Александра Анатольевна, вирус, о котором мы немного подзабыли за лето, снова пошел в атаку. Стандартные меры профилактики известны: маски и прочее. Но что нам делать в семье, если кто-то заболел? Или есть подозрение на коронавирус? Означает ли это, что заразятся все? Обязательно ли госпитализировать больного?

Александра Мельцер: Напомню: если вы подозреваете у себя коронавирусную инфекцию, оставайтесь дома и вызовите врача. Не нужно самому ходить в поликлинику.

На всякий случай приготовьте для доктора маску, перчатки, бахилы, предоставьте возможность вымыть руки и обработать их антисептиком (приобретаете заранее). Наденьте маску сами. Это обезопасит в какой-то мере вас от врача (врачи тоже могут болеть коронавирусом бессимптомно). И врача от вас, независимо от того, коронавирус это, грипп или ОРВИ.

Врач даст рекомендации, скажет, есть ли необходимость в госпитализации. С бессимптомным или легким течением вполне можно оставаться дома. Но в некоторых городах открыты подразделения стационаров, в которых принимают именно такую группу пациентов — чтоб не заразили соседей по коммунальной квартире или близких. Госпитализироваться или нет в таком случае — решайте сами.

А вы что посоветуете?

Александра Мельцер: Важно: потенциального больного лучше сразу же, как только возникло подозрение на заражение, отселить в отдельную комнату.

Если в семье есть люди, страдающие сердечно-сосудистыми, иммунологическими, онкологическими заболеваниями, сахарным диабетом, или же пожилые, их желательно отселить из квартиры (если есть такая возможность) — на дачу, к родственникам.

Вся семья должна носить маски (и регулярно их менять), мыть руки, обрабатывать контактные поверхности (в том числе дверные ручки, кнопку слива на унитазе, краны смесителей и прочее) антисептиком.

На самом деле, как показал опыт, достаточно часто коронавирус, равно как и грипп, становится «болезнью грязных рук». Носить перчатки дома вы, конечно, не будете, но хотя бы соблюдайте элементарные гигиенические правила. Помещение чаще проветриваем. Еду больному носим в комнату. А посуду лучше сделать «именной».

Бойтесь тех, кто кашляет и чихает

Александра Анатольевна, а что усиливает риск заражения?

Александра Мельцер: Надо помнить, что вероятность заражения зависит от того, чихает ли, кашляет ли больной. Если нет — она меньше. Конечно, при подозрении на то, что кто-то в семье заразился, лучше не ходить на работу, в школу, в детский сад — до выяснения обстоятельств.

Не забываем, что болезнь лично у вас может проходить бессимптомно или в легкой форме. Но при этом вы являетесь источником заражения для других, которые могут заболеть уже очень тяжело, вплоть до летального исхода. Об этом мы все должны помнить и постоянно!

Что делать, если коронавирусом заразился ребенок?

Александра Мельцер: Соблюдать предписания врача! Дети обычно не болеют тяжело. Так что берите больничный по уходу за ребенком и сидите дома! И не забывайте соблюдать правила, о которых я говорила.

Это правда, что вероятность заразиться взрослому от ребенка — минимальна? В интернете были публикации об этом.

Александра Мельцер: Исследований, подтверждающих эту гипотезу, нет. Но, как я уже говорила, если у ребенка нет насморка и кашля, вероятность заразиться, безусловно, ниже.

Когда сдавать анализ

Если все-таки был контакт по коронавирусу, нужно сразу сдавать анализы?

Александра Мельцер: Нет, это бессмысленно. Рекомендуется сдавать анализ на коронавирус только на 8-е и 11-е сутки после контакта. Наиболее информативны анализы ПЦР.

При бессимптомном течении ПЦР — диагностика показывает наличие вируса?

Александра Мельцер: Да. За время работы с пациентами мы увидели еще одну особенность вируса: даже при высоких показателях вирусной нагрузки человек может еще не ощущать недомогания.

Мы обследовали и пациентов, и медиков. Порой видели: анализы показывают уже серьезное развитие заболевания, сообщаем об этом человеку, а тот удивляется: «Как так, я прекрасно себя чувствую. Вы что-то напутали».

А что потом?

Александра Мельцер: Обычно ситуация развивалась следующим образом: буквально через пару дней состояние больного, который вовсе не ощущал себя больным, резко ухудшалось. Причем, настолько, что могла требоваться уже реанимационная помощь.

Коронавирус коварен: буквально за несколько суток могут развиться тяжелейшие осложнения. До 100- процентного поражения легких! Поэтому заразившемуся важно наблюдаться у врача. Чтобы в случае ухудшения госпитализироваться вовремя. Это предотвратит развитие смертельно опасных осложнений.

Коронавирус ассоциируется с развитием пневмонии. Всегда ли она обязательна при серьезном течении?

Александра Мельцер: Нет. Было много случаев, когда у пациентов прежде всего поражалась сердечно-сосудистая система, желудочно-кишечный тракт (вплоть до синдрома «острого живота»). А причиной был коронавирус.

При работе вы пользуетесь тестами российскими или импортными?

Александра Мельцер: В нашей больнице изначально были завезены именно тесты российского производства. Они качественные и результаты нас удовлетворяют.

На прививку становись!

Сейчас началась «вторая волна» или же не прекращалась первая?

Александра Мельцер: В разных регионах ситуация и развивается по-разному. Куда-то коронавирус еще только-только дошел, а где-то его и поныне нет. Я считаю: все-таки второй резкой волны не будет.

Другое важно: начинается подъем сезонной заболеваемости ОРВИ, а следом придет и грипп. Нужно обеспечить четкую диагностику, каким именно вирусом (или вирусами, поскольку еще не очень понятно, как коронавирус будет «совмещаться» в организме с вирусом гриппа) заразился больной. Это нужно, чтобы обеспечить правильное лечение. И чтобы в инфекционных стационарах не было «перекрестного заражения».

Кстати, сейчас идет вакцинация от гриппа: прекрасный повод защитить себя хотя бы от этого вируса (если и заболеете, то заболевание не будет протекать тяжело). Совершенно очевидно: при заболевании и гриппом, и коронавирусом одновременно, одно будет ухудшать течение другого.

Так от гриппа вроде бы не умирают?

Александра Мельцер: В последние годы — практически да. Но это не результат того, что грипп стал добр к нам, а результат увеличения числа вакцинируемых. Если смотреть по Петербургу, то еще несколько лет назад прививки делала четверть населения, в прошлом году — уже 55 процентов. В этом — планируется привить 60 процентов горожан. И это абсолютно правильная политика властей города.

Я сама ежегодно прививаюсь от гриппа, и детей своих прививаю. И мы не болеем.

Бежать ли делать прививку от коронавируса, когда она станет доступна всем? А если уже переболел коронавирусом или думаешь, что переболел?

Александра Мельцер: Массовое вакцинирование повысит коллективный иммунитет. Причем нам обещают, что вакцина станет защитой на два года. От гриппа, напомню, прививаемся ежегодно.

Теперь что касается переболевших. Практика показала: далеко не у всех переболевших формируются высокие титры антител, достаточные для того, чтобы защитить от повторного заражения. К тому же со временем они могут полностью исчезнуть (мы видели, что даже через три недели у некоторых пациентов их уже не было). Поэтому важно количество антител. Если их много (титры высоки) прививку можно отложить. Но посоветуйтесь с врачом.

В любом случае: даже если вы сделаете прививку при высоких титрах, ничего плохого с вами не произойдет. Это все сказки, что прививка «выбивает» естественно сформировавшиеся антитела.

Приходилось работать по 12 часов

Александра Анатольевна, вы сами переболели коронавирусом?

Александра Мельцер: Нет. В лаборатории изначально, еще до карантина соблюдались строгие санитарные правила. Ведь мы работаем с неизвестно какими инфекциями.

У нас уже тогда было обязательно ношение масок, одноразовые халаты, перчатки. Когда больница стала принимать коронавирусных больных, вместо халатов мы стали пользоваться костюмами. Грамотное пользование индивидуальными средствами защиты, прохождение через санпропускники значительно снижает вероятность заражения. На пике эпидемии приходилось работать по 12 часов. Конечно, тяжело.

Как ваши знакомые и родственники отнеслись к тому, что Вы работаете непосредственно с биологическим материалом зараженных?

Александра Мельцер: Я сразу же отправила детей и пожилых на дачу. Это сейчас мы знаем о вирусе достаточно много, а по весне толком никто не знал, чего ожидать, насколько велика опасность. Поэтому страх был и у медиков.

Со стороны знакомых и родственников — да, была некая настороженность. Теперь проще: все знают, что мы регулярно (раз в неделю) проходим обследование на коронавирус, знают, как реально уменьшить вероятность заражения в семье. И поэтому достаточно спокойны.

Все материалы сюжета «COVID-19. Мы справимся!» читайте здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here