Возобновлено следствие по делу Елены Мисюриной

Московский городской суд вернул уголовное дело в отношении врача-гематолога на дополнительное расследование в следственное управление ЮЗАО Главного следственного управления СК России по городу Москве. Ведомство обещает, что расследование будет объективным, для чего уголовное дело даже было передано другим следователям. Но в «Лиге защиты врачей» считают, что следствие носит прежний обвинительный уклон и тенденция назначать рядовых врачей «козлами отпущения» в проваленной реформе здравоохранения не изменилась.

Непотопляемое «дело»

Как сообщил во вторник СК РФ, http://sledcom.ru/news/item/1246835/ по уголовному делу Елены Мисюриной будут проведены дополнительные следственные действия «для устранения препятствий его рассмотрения судом». Ведомство заверило, что при этом «будут учтены все поступившие обращения, ходатайства по данному уголовному делу». В частности, для «объективного расследования» и «установления точной картины произошедшего» уголовное дело передано в другое следственное подразделение ГСУ СКР по городу Москве.

Ранее с просьбой отстранить следователя, который вел дело врача-гематолога, к и.о. главы ГСУ СК России по Москве полковнику юстиции Андрею Стрижову обратилась «Лига защиты врачей». http://ligadoctor.ru/?p=303 Как говорится в документе, врачебное сообщество встревожено тем, что следствие возобновило это дело, а также личной позицией ведущего расследование следователя по особо важным делам Макарчева. Следователь продолжает считать Мисюрину виновной и «подменяет своим оценочным суждением реальные результаты следствия», уверены в организации. «Лига защиты врачей» выразила готовность сотрудничать со следствием, в частности, «сформировать комиссию из ведущих профильных специалистов для проведения независимой экспертизы».

«#яЕлена Мисюрина»

Напомним, 22 января этого года руководителя гематологической службы московской больницы № 52 Елену Мисюрину признали виновной в оказании услуг ненадлежащего качества, что привело к смерти пациента. Следствие по данному делу тянулось более 4 лет.В июле 2013 года Мисюрина провела пациенту, страдающему лейкозом, диагностическую процедуру — трепанобиопсию (забор образцов костного мозга и костной ткани) в частной клинике «Генотехнология». И, по версии следствия, нарушила «методику, тактику и технику выполнения указанной манипуляции», повредив кровеносные сосуды. Смерть пациента наступила спустя несколько дней в клинике «Медси», где он был прооперирован, однако к врачам этого учреждения вопросов у следствия не возникло. Мисюрину приговорили к тюремному заключению, но после поднявшейся в профессиональном сообществе волны возмущения выпустили из-под стражи, не оправдав.

По словам президента Лиги защиты врачей Семена Гальперина, рядовых врачей и руководителей клиник, которые подписывали петиции в защиту гематолога и выставляли на своих страницах в соцсетях аватар «#яЕлена Мисюрина», возмутила неадекватность приговора и абсурдность самого обвинения. Но о несправедливости обвинения говорили не только они. За Мисюрину вступились эксперты с мировым именем, давшие заключение об отсутствии причинно-следственной связи между действиями гематолога и гибелью пациента (в том числе, основоположник отечественной гематологической школы академик Андрей Воробьев).

И даже власти Москвы. «Академик Воробьев – человек, прославивший отечественную гематологию, во всем мире используют именно его классификацию кроветворения. Если бы я был судьей, экспертиза Воробьева перекрыла бы для меня мнение всех экспертов, вместе взятых», -  заявил обычно призывающий к сдержанности заммэра Москвы по вопросам социального развития, заслуженный врач РФ Леонид Печатников.

«В обществе большой запрос на наказание виновного»

«Дело Мисюриной» вызвало также новую волну обсуждения кампаниипо борьбе с «ятрогенными преступлениями», начатой Следственным комитетом осенью прошлого года. Врачи возмущались стремлением силовиков к криминализации любых неудачных медицинских процедур, отмечая, что сам термин «ятрогенные преступления», который активно продвигает СК РФ, позволяет отправить в тюрьму практически любого врача, чей пациент скончался от какого-либо заболевания.

Возникали у медиков и вопросы к самому следствию и суду. В частности, почему, все привлеченные следствием эксперты ссылались только на заключение не являющегося судебным экспертом патологоанатома «Медси», который провел исследование, не имея ни лицензии медучреждения, ни подписи главврача. По словам Гальперина, парадокс «дела Мисюриной» заключается в том, что тут судебно-медицинской экспертизы не было, как таковой. Несколько назначенных следствием по своему выбору врачей сделали заключение на основании написанных тем же патологоанатомом материалов вскрытия.

«Впереди непростые времена»

Несмотря на решение Мосгорсуда, выявившего нарушения в ходе расследования, которые привели к необоснованному обвинению, следствие по делу продолжается и носит прежний обвинительный уклон, говорит Гальперин. По его словам, сегодня, когда «оптимизация» практически уничтожила отечественное здравоохранение, в обществе очень большой запрос на наказание виновного. «Мы расслабились, решив, что угроза преследования врачей по профессиональному признаку миновала, это была ошибка, — считает Гальперин. – Впереди непростые времена, и мы должны быть готовы дать отпор любой попытке сделать врачебное сообщество козлами отпущения в проваленной реформе здравоохранения».

«У нас, действительно, проблемы с качеством и доступностью медпомощи, – говорит член «Лиги защиты врачей» врач-эндокринолог Ольга Демичева. – Но завтра проблем не будет, потому что не будет никакой помощи вообще. Вспомните великую цитату Вотчала: трусливый врач – самый опасный врач, он найдет тысячи способов ничего не делать для больного. Мы все оказались под ударом – и врачи, и пациенты. У нас легко принимают закон об уголовной ответственности врачей за ошибку, но категорически не принимают закон о страховании врачебной ответственности».

Врачебные ошибки должны быть декриминализированы

По мнению экспертов, дело Мисюриной демонстрирует, что в нашей стране нет цивилизованных методов решения конфликтов между пациентами и врачами, экспертиза неграмотна или ангажирована, а предоставляемая законодательством возможность уголовного преследования медиков приводит к тому, что вместо поиска причины гибели пациента просто назначают крайних.

По словам члена Экспертного совета при Росздравнадзоре, президента Национального агентства побезопасности пациентов инезависимой медицинской экспертизе, д.м.н. Алексея Старченко, врачебные ошибки должны быть декриминализированы. Дело Мисюриной следовало рассматриваться в справедливом гражданском процессе, который бы определил суму компенсации со стороны клиники, как юридического лица. Однако, сегодня руководству медучреждения проще подвести под уголовную ответственность врача, так можно избежать репутационного ущерба и расходов на выплату возмещения вреда. Обвинить рядового врача удобно руководству не только «родного», но и «чужого» медучреждения –нередки случаи перекладывания своей ответственности на другую, менее статусную клинику.

Ситуация сможет измениться лишь тогда, когда уголовные преступления с неосторожной формой вины будут переведены в разряд административных правонарушений, считает и судмедэксперт, ведущий юрист компании «Ремез, Печерей и Партнеры» Иван Печерей. По его словам, следует отделить врачебную ошибку от халатности, для чего в законодательстве должна появиться административная статья с четким определением ошибки, которая устроила бы медицинское сообщество.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here