В "РГ" прошла встреча с участником "детского" десанта 1943 года

79 лет назад, 8 сентября 1941 года, началась блокада Ленинграда. Вместе со взрослыми город защищали подростки — выпускники легендарной Соловецкой школы юнг. Школа дала им настоящую флотскую закалку: многие из ныне здравствующих ее выпускников перешагнули 90-летний рубеж и остались в строю. И хотя встречи с ветеранами в этом году из-за пандемии ограничены, журналисты «Российской газеты» продолжают общение с юнгашами — но теперь в онлайн-формате. На этот раз «гостем» архангельского пресс-центра «РГ» стал Александр Маслаков — капитан первого ранга, журналист, писатель, всю жизнь прослуживший во флоте. Ему посвящена новая встреча в рамках проекта «Российской газеты» «Юнги-онлайн».

В "РГ" прошла встреча с участником "детского" десанта 1943 года

Александр Степанович — юнга 1942 года, самого первого набора. Учился он, кстати, одновременно с будущим писателем Валентином Пикулем:

— Мы, будущие артиллерийские электрики, жили в здании Соловецкого кремля. Как раз напротив той части кремлевской стены, где сохранились выбоины от ядер английской эскадры, осаждавшей Соловки во время Крымской войны в 1854 году, — рассказывает Александр Степанович.

Как и многие другие мальчишки, Саша попал на Соловки из детского дома, было ему тогда всего 15 лет. Во время войны школа юнг Северного флота решала две задачи: спасала детей от голода и подворотни, но главное, ускоренными темпами готовила для фронта профессиональные кадры. А педагоги у них были лучшими в стране. Так, руководил школой Николай Авраамов — царский офицер, прошедший Первую мировую, Гражданскую, Великую Отечественную влйну, прокладывавший дорогу жизни на Ладоге. По его книгам «Шлюпочное дело» и «Управление маневрами корабля» и сегодня учатся будущие моряки.

День у юнг начинался в шесть утра — с зарядки, пробежки и купания в соловецких озерах. Занятия шли очень интенсивно до позднего вечера, кроме того, юнги несли вахту, а многие уже во время учебы начали выходить в море на боевые задания.

Александр Степанович рассказывает, что на денежное содержание каждого юнги полагалось 8 рублей 50 копеек в месяц. Все эти средства, включая содержание преподавателей, школа передала на создание нового корабля. На деньги «мальчиков с бантиками» (вместо ленточек юнгам на бескозырках полагалось носить бантики) был построен торпедный катер «Юнга», воевавший на Черном море.

Кормили в школе,по военным меркам, сытно, а вот выспаться подросткам удавалось далеко не всегда:

— Во время налетов мы уходили в места укрытия. Это были шестиметровые ниши в нижней части кремля, в которых монахи когда-то хранили провиант. Помню, что в нишах было очень холодно — мы старались прибежать туда первыми, чтобы стоять подальше от двери.

С арктическим холодом мальчишкам приходилось бороться постоянно. Поэтому Саша очень дорожил теплыми шерстяными носками, которые ему прислали девочки из кировского детского дома. Но этот ценный подарок парень нечаянно спалил в печке:

— Не переживай, Сашка, скоро закончим школу юнг и поедем в теплые края, — успокоил его сосед по койке.

«Теплые края» — Балтийский флот, куда Александр Маслаков отправился в 1943 году сразу после окончания школы юнг вместе со своими однокашниками…

— Присягу мы приняли еще в школе, в 1942-м году, там же нам зачитали приказ верховного главнокомандующего N 227, который получил народное название «Ни шагу назад», — рассказывает Александр Степанович. — Юнги служили во всех действующих флотах и флотилиях: обстановка требовала, чтобы мы прибыли на корабли Поэтому мы сразу окунулись в боевую жизнь: раскачиваться времен не было. Хотя теорию знали хорошо, практику изучали в деле.

«На защиту Ленинграда Авраамов не мог прислать слабаков», — так отозвался об этом детском десанте начальник переправы, встречавший мальчишек на берегу Ладоги. Во время боев за Ленинград юнги делали все, на что не хватало взрослых рук. Собирали урожай овощей для защитников Кронштадта, живой цепочкой под артиллерийским огнем разгружали баржи со снарядами. И воевали на кораблях: 16-летний Саша Маслаков на эсминце «Стройный» выбивал фашистов из Пушкина, Стрельны, Петергофа.

Хотя старшее поколение относилось к юнгам бережно, многие его друзья погибли на Балтике — Юрий Булычев, Алексей Шаганов, Евгений Григорьев, Александр Адволодкин, Сергей Чучкалов. Не рассказать об этом было невозможно. Тем более, что у юного моряка открылся еще один талант — литературный.

— Когда я служил в группе управления артиллерийским огнем эсминца, потребовалось написать материалы о моряках. Я написал, в редакции они понравились. После окончания редакторского отделения военно-политического училища я получил назначение на Тихоокеанский флот, а уже во время службы на Дальнем Востоке закончил журфак государственного университета.

Александр Степанович работал в газетах Тихоокеанского флота, в отделе боевой и политической подготовки в Порта-Артуре:

— А когда вернулся в Ленинград, обратился к описанию моей жизни. Так родились книги, в том числе, «Испытаны войной и морем» о школе юнг. Ведь именно она открыла мне и другим выпускникам дорогу к морю, к военным кораблям, к настоящей морской дружбе, к преодолению трудностей.

«Мы были первыми — а первым всегда достается. Как иногда говорят, на них вся «полундра», — пишет в своих воспоминаниях вчерашний юнга. Сегодня книги Александра Маслакова «Испытаны войной и морем», «Огонь Балтийской эскадры» и «Прощание с Порт-Артуром» можно найти в Президентской библиотеке Петербурга, в том числе, на ее сайте.

Его книги — это живые диалоги, невыдуманные флотские истории: и боевые, и бытовые, о любви и о дружбе, о ненависти к врагу. Кстати, в 2019 году вышел новый литературный труд юнгаша — тихоокеанские были «Земля моей Родины»:

— Она о матросах, старшинах, офицерах и адмиралах Тихоокеанского флота. В ней есть страницы и о членах семей моряков, и о людях, давно потерявших родную землю, — говорит автор. — А сегодня я работаю над литературным сценарием «Море и берег» — мечтаю, чтобы по нему поставили фильм. Сейчас пишу рассказ «Бой за корабельный флаг». Эта история о нашем катере номер 218: он потопил немецкий корабль, на котором погиб сын командира фашистской базы. Свои лучшие кадры командир отправил, чтобы захватить флаг катера. Весь дальнейший рассказ — о том, как шел и чем закончился бой.

…А на родине Соловецкой школы, в Архангельской области, юнги сегодня — герои дня. В столице Поморья лица «мальчиков с бантиками» (и совсем юных, и пожилых) может увидеть каждый: на проспекте Чумбарова-Лучинского открылась экспозиция «Юнги Победы», приуроченная к 75-летию Победы и 79-й годовщине прихода в Архангельск первого союзного конвоя «Дервиш». Ее организаторы — центр «Патриот», региональный фонд «Поморье», а также архангельское отделение Российского военно-исторического общества.

Тем временем Березниковской школе Виноградовского района Поморья присвоено имя ее ученика — соловецкого юнги, испытателя первых морских баллистических и крылатых ракет, Героя Советского Союза адмирала Коробова. Вадим Коробов был другом Александра Маслакова. Не так давно архангельский центр «Патриот» передал Березниковской школе копию знамени Соловецкой школы юнг и почетную «парту героя», на которой размещена информация об адмирале. Право учиться за ней получат самые активные ребята.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here