В Коломне представили книгу о том, как "хлебнули горячего до слез" в Великую Отечественную

Она называется «Парни из нашего города» и рассказывает о людях, которые в 1941-м ушли защищать свою Родину.

В Коломне представили книгу о том, как "хлебнули горячего до слез" в Великую Отечественную

В Коломне сейчас живет 91 участник Великой Отечественной. "Все они неходячие", — уточнил предстедатель местного совета ветеранов Иван Ивкин. Ему уже за 90 и он пришел в Коломенский кремль на презентацию книги сам.

Он не воевал, но в 1950-х однополчанами Ивкина в 1-м Гвардейском минно-торпедном были те, кто бомбил Берлин еще в 1941-м. Когда канонада была слышна в Коломне. Фашисты были близко, но их остановили у Каширы и Зарайска. Причем в Зарайске немцев не пустил дальше 58-й истребительный батальон, сформированный в основном из рабочих и служащих местной обувной фабрики.

Истории о людях, которые оборняли Коломну и соседние города, призывались отсюда, собирал для книги историк Валерий Ярхо.

— Когда-то в местной газете я отвечал за исторические темы. И мы делали интервью с несколькими ветеранами, которые не были известны в городе. Но истории их о войне были очень важны.

Одним из таких Ярхо называет Геннадия Кроткова. Уроженец Поволжья, он прошел "финскую", а после нее поступил в одно из учебных заведений Коломны, где его и застала война в 1941-м. На фронт он уходил отсюда, воевал в известной разведгруппе Артура Спрогиса. В декабре 1941-го Геннадий Кротков был представлен к Ордену Красной Звезды за то, что со своей группой потрепал фашистов у них в тылу в районе Можайска и Рузы. А в январе 1942-го погиб в бою за Сухиничи.

В Коломне представили книгу о том, как "хлебнули горячего до слез" в Великую Отечественную

— В работе нам очень помогли архивы и данные сайтов "Память народа" и "Подвиг народа". Там есть и наградной лист Геннадия Кроткова. Лист этот на сегодня  — единственный официальный документ, фиксирующий сам факт жизни, борьбы и смерти этого отважного человека. И это дает возожность вернуть имя человека, погибшего за Родину, его потомкам, — объясняет Ярхо.

История Великой Отечественной для него и личная история. Его дед Леонид Ярхо работал на Коломенском паровозостроительном заводе, затем был командирован в Туркмению и оттуда 35-летним ушел добровольцем на фронт, где погиб в 1942-м…

Анатолий Иванов вернулся — и иногда в спорах с заводскими, которые голодными работали у станка, объяснял им, что такое — "хлебнуть горячего до слез" на фронте:

— Это в 1941-м командиры первыми бежали в атаку, показывая пример. Их убивали быстрее других,и а солдаты убегали в окопы или разбегались. Потом командиры из траншей стали выходить последними и бежали позади, подгоняя и командуя. Как Чапаев учил — на примере картошек. Если под огнем залягут или в окопы вернутся, из дивизии мне по телефону мат-перемат: "Так твою и эдак! Такой-пересякой-раздолбаный Иванов! В рот пароход, оглоблю тебе в зад! Взять любой ценой! Приказ понятен?! Своей рукой, сука ты рваная, расстреляю, если к вечеру не доложишь… Но нельзя, невозможно это: в трезвом уме и полном рассудке людей на смерть гнать… Берешь автоматчиков комендантского взвода, особиста с его людьми и сам идешь командовать на передок… Больше трех таких атак — чтоб гонять людей меж двух смертей — водить не приходилось, потому что в четвертый гнать обычно было уже некого, от полка одни ошметки оставались.

Ради чего все это было? Анатолий Иванов говорил так: "Видишь эту березу? Под той березой отец зарыл мою пуповину, когда меня от матери отрезал. Это моя Родина и другой не будет, стало быть, ее надо защищать. Вот я эту березу и все, что вокруг, защищал, как умел. А уж как вышло, время рассудит…  

…Книгу собирались выпустить к Дню Победы, говорит Александор Манушкин, представляющий издательский дом "Лига", но из-за пандемии сроки сместились, люди работали из дома — успели к Дню памяти и скорби, 22 июня. Но это первое издание в серии "Бессмертный книжный полк". Валерий Ярхо собирает воспоминания коломчан о 1941-м. Что писали они в своих анкетах, о какой жизни мечтали, как надеялись, что войны не будет и как все резко изменилось.

— Василий Немов, завклубом коломенского клуба, рассказывал, как его коллега из Каширы телефонировал в центр, мол, что делать, немцы на подступах к городу, а у него киносеанс. "Что у тебя идет? Чапаев? Крути дальше — пусть немцы тоже посмотрят" — был ответ.

Каширу, как и Коломну, немцы не взяли.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here