Россия ультиматумам не верит: встреча на G20 была нужнее Трампу, чем Путину

Перед саммитом глав государств «Большой двадцатки», который пройдет в Буэнос-Айресе с 30 ноября по 1 декабря, президент США Дональд Трамп заявил, что с нетерпением ждет встречи с президентом РФ Владимиром Путиным, но не может себе этого позволить, пока российский лидер не вернет Украине три ее корабля и не освободит их экипажи, задержанные у Керченского пролива 25 ноября. Мол, отпустите Мокряка с Небылицей и компанией — тогда, так и быть, американский лидер снизойдет до встречи с вашим президентом, а нет — то и не допроситесь… 

Если следовать той же логике, Путин может заявить, что давно мечтает о встрече с «хозяином Белого дома», но не будет этого делать — например, до тех пор, пока американцы не вернут России незаконно отнятую у нее дипломатическую собственность на территории США, не отменят антироссийские санкции и не выпустят на свободу хотя бы Константина Ярошенко с Виктором Бутом. А то все эти угрозы, ультиматумы и прочие попытки диктовать нашей стране дальнейшие «правила игры» на мировой арене с целью заставить русских «делать то, что им говорят», самозваные англосаксонские хозяева не прекратятся никогда. Впрочем, Россия всем этим ультиматумам давно уже не верит.

На октябрьской встрече с Джоном Болтоном президент РФ попенял советнику президента США по национальной безопасности на то, что отсутствие зеркальных российских ответов на действия американской стороны та принимает как должное и продолжает куражиться в том же духе. Болтон гордо ответил, что никакой «оливковой ветви» он в Москву не привез и все всегда будет так, как считают нужным в Вашингтоне. Без альтернатив. Зато пообещал встречу с Трампом в Париже, на праздничных мероприятиях по поводу столетия окончания Первой мировой войны. 

По просьбе президента Франции эту встречу отменили, заявив, что она будет перенесена в Буэнос-Айрес. А теперь, оказывается, и в Буэнос-Айресе ничего не будет.

Зато Трамп буквально накануне пообещал, что в декабре посетит Афганистан — а это, помимо всего прочего, значит, что те структуры, которые контролируют трафик героина, с американским президентом, который совсем недавно заявлял о необходимости непримиримой борьбы с эпидемией опиатной наркозависимости в США, «нашли общий язык». Как раньше находили его с Джорджем Бушем-младшим и Бараком Обамой

Россия ультиматумам не верит: встреча на G20 была нужнее Трампу, чем Путину

В целом, отказ «большого Дональда» встречаться с Владимиром Путиным направлен на то, чтобы ограничить степени свободы для действий президента России. И это, наверное, худшее из того, что хозяину Белого дома могли подсказать его советники. 

Потому что если Путин выполнит «пожелания» своего американского коллеги, больше похожие на шантаж, и ради встречи в Буэнос-Айресе амнистирует уже осужденных российским судом украинских военных моряков и вернет Киеву задержанные корабли ВМС «незалежной», ему вполне могут «выкатить» новые «пожелания» и требования. Если же он откажется от визита в Аргентину, то это станет для наших западных «партнеров» таким политическим подарком, о котором они даже мечтать не могли, — еще бы, ведь они таким образом «изолируют» Путина от мирового сообщества в лице G20! 

Поэтому ни того, ни другого, разумеется, не случится. В Буэнос-Айрес российский президент летит, а украинские нарушители нашей границы останутся отбывать наказание по решению суда. Конечно, если только американские хозяева не заставят Петра Порошенко очень срочно их на кого-то обменять. Потому что объективно встреча с Путиным сейчас гораздо нужнее Трампу, чем Путину — встреча с Трампом.

Дело в том, что главная задача 45-го президента США в Буэнос-Айресе — договориться с председателем КНР Си Цзиньпином по вопросам двусторонней торговли, в которой, несмотря на введение Трампом дополнительных импортных пошлин, Америка ничего не добилась. Если в прошлом году ее дефицит в торговле с Китаем составил 276 млрд долл., то за нынешние январь-октябрь он достиг уже 258,1 млрд долл., а это значит выход к рекордному, более чем 300-миллиардному дефициту по итогам 2018 года в целом. 

Россия ультиматумам не верит: встреча на G20 была нужнее Трампу, чем Путину

Официальный Пекин весьма жестко настроен по отношению к Вашингтону — не только насчет «торговой войны», но и по широкому спектру политических проблем. И если у товарища Си будет уверенность, что российско-американские отношения — «на дне» и здесь ничего не изменится, то для него это означает полную военную безопасность Китая, а следовательно — и возможность общаться с Трампом с позиции исключительно экономической силы. Которая сейчас на стороне «красного дракона».

Таким образом, с высокой долей вероятности можно предсказать, что саммит лидеров государств «Большой двадцатки» пройдет по тому же сценарию, что и недавний саммит АТЭС в Порт-Морсби: определяющим моментом окажутся неразрешимые американо-китайские разногласия и противоречия. 

И, конечно же, никакого ответственного разговора о целях и формах развития современного мира на ближайшее десятилетие в столице Аргентины ожидать не приходится — какие могут быть, извините, серьезные планы или даже прогнозы, если в любой момент все может рухнуть и покатиться в тартарары?! О подобном обрушении, кстати, уже вслух предупреждают крупнейшие финансовые корпорации — такие, как Deutsche Bank, JP Morgan, USBS, Goldman Sachs и другие. 

Возможно, G20 в ее нынешнем составе (а это, напомним, Австралия, Аргентина, Бразилия, Великобритания, Германия, Индия, Индонезия, Италия, Канада, КНР, Мексика, Россия, Саудовская Аравия, США, Турция, Франция, Южная Корея, ЮАР, Япония, а также Евросоюз) мы вообще увидим в последний раз.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here