"Работаю и не умничаю" - как немка переехала в русскую глубинку

«Маленькая деревня, всего 11 домов, великолепные луга, речка… Это еще не Сибирь, средняя температура зимой — 13…». Так описывает свой новый дом в письмах на Родину в Германию 61-летняя Гудрун Пфлугхаупт. 7 лет назад она бросила все и переехала в глухую русскую деревню. И обратно вообще не собирается.

Как живется немке в России?

Про то, что в маленькой деревеньке в Ярославской области под старинным городом Переславль-Залесский живет самая настоящая немка я узнала еще осенью. И все собиралась съездить. Но то Гудрун говорила: «Нихт!», то я не могла. То дороги замело, то еще что. А тут — карантин, жизнь замедлилась, все сидят по домам, боятся вируса. И я вдруг вспомнила, а как там Гудрун? Не рванула ли обратно в Германию. Там же и медицина, и комфорт.

Но нихт!- Сидим дома, — сообщила она мне. — К счастью, я живу в деревне и встречаю немного людей, запас продуктов есть… Конечно, будет сложно финансово. Но что делать, такая ситуация. Конечно, давайте поговорим.

Немка, она и в России немка. Правила разговора тут же регламентировала. Но ответила на все, что меня (да и вас, уверена) интересует с душой.

РОССИЯ БЫЛА МОЕЙ МЕЧТОЙ

Гудрун Пфлугхаупт — кандидат сельхознаук. Родилась в Берлине, но последние 30 лет жила и работала в старинном немецком городке Ростоке. Работала в университете, родила троих детей. Говорит, что Россия в ее жизни была всегда, с самого рождения.

— Мой прапрадед — русский немец, вернулся от вас в 1860 году. Его внучка, моя бабушка, выросла в лесу, потому что дочь лесника. Вот эти две истории со мной с детства. Они и сформировали меня. Сколько себя помню, я всегда мечтала жить в маленькой деревне, в лесу, в деревянном доме, в России. Я всегда тянулась ко всему русскому, в школе учила ваш язык. (В ГДР русский с 5-го класса был обязательным).

У меня были друзья по переписке из СССР. Но потом началась взрослая жизнь. Надо было работать, а не мечтать.

Гудрун преподавала в университете, растила детей. Их у нее трое. Мечту о России вообще спрятала далеко на полку. Но снова вспомнила о ней из-за экономической (да, да!) ситуации в Германии.

— Всерьез об эмиграции я стала задумываться в 2012-м. Тогда все трое детей уже выросли и со мной не жили. Но даже не это стало толчком. В своем доме я открыла маленький пансионат. И пыталась жить на этот доход. Но владельцам малого бизнеса в Германии становилась все труднее, у меня было много финансовых проблем. И я поняла, надо что-то менять. Хотелось реализовать мечту, а не бесконечно спорить с властями и страховыми компаниями о деньгах. И я поняла, что время пришло…Гудрун говорит, что многие немецкие друзья не поняли ее порыва.

— Зачем в Россию? Как? Там же опасно! — говорили мне они.

— А в чем опасность? Только не говорите, что у вас рассказывают про медведей на улицах.

— Еще со времен Средневековья русские считались для немцев врагами. Немцы вообще мало знают, какие у вас тут люди и чем вы живете. А неизвестное всегда пугает. Политики умеют хорошо использовать этот страх.

— А вы не испугались?

— Нет. И я нашла поддержку у моей подруги Аньи. Она тоже немка, но вот уже 20 лет работает в России бизнес-тренером. Она мне посоветовала риэлтора для поиска земли. И я нашла этот луг в Ярославской области под Переславлем-Залесским. Очень красивое! Просто как в сказке. Золотое кольцо, старинные места. Чтобы купить 1,5 гектара мне пришлось основать юридическое лицо. Так появилось ООО «Бабушка Холле», фирма которая занимается сельским хозяйством и кемпингом.

БИЗНЕС НАЧИНАЛСЯ С ТУРИСТИЧЕСКОЙ ПАЛАТКИ

Гудрун так солидно рассказывает. 1,5 гектара, «основала фирму»… Вы, наверно, уже представили богатую бюргершу, приехавшую с мешком денег и все себе тут организовавшую. Все совсем не так. Никакого мешка у Гудрун не было. И первое лето 2013-го она провела на своем лугу в палатке. Обычной, туристической. И сейчас ее кемпинг — это просто деревянные вагончики — бытовки.

— Так и было, да. Я приехала сюда и разбила палатку. Потом поставила бытовку, стало комфортнее. Но, главное, я точно поняла, что хочу здесь вот жить. Анья тоже решила перебираться из Москвы, она построила здесь дом, красивый, деревянный сруб. Мы теперь вместе в нем и живем. А я смогла поставить еще 4 деревянных домика — вагончика, в которых и принимаю туристов.

Это все и называется Эко-Кемпинг «Бабушка Холле». Домики скромные, но по-немецки аккуратные. И людям нравится. Цены на проживание демократичные — чуть больше 1000 рублей за ночь. Летом туристов много. Зимой меньше. Но Гудрунг и Анья даже несколько комнат в своем доме оборудовали под гостиничные номера. Этот проект они назвали «Загородная усадьба для женщин «Залесская». Принимают женские группы. Пожить у них можно даже бесплатно, выполняя несложную работу по хозяйству.

— В Германию обратно не хочется?

— Нет. Я здесь обосновалась и не планирую возвращаться. Наш кемпинг очень хорошо сдается через интернет. Плюс я держу овец, которых осенью забиваем — это мясо. Есть куры. Сад разрастается, фруктов все больше. Картофель и овощи собственные.

Короче, огородом живут Гудрун и Анья. Сами колют дрова и складывают в по-немецки ровненькие стопки.

ЖИВУ НА 12 ТЫСЯЧ В МЕСЯЦ, КАК И ВАШИ ПЕНСИОНЕРЫ

— Не могу не спросить, что вам нравится в России, а что нет? Вот если бы вы президентом стали, чтобы тут немецкого нам внедрили?

— Ну я в деревне живу и, получается, наблюдаю за государством издалека. Мне нравится любопытство и открытость россиян. В Германии все по регламенту. Многие восхищаются немецким порядком, а я предпочитаю русский прагматизм. Мне кажется новых, творческих идей у вас больше. Что меня удивляет, так это нежелание платить налоги. Но это понятно из истории…

— Ну, знаете, зато в Германии пенсии лучше. И экономика. Многие наши мечтают туда переехать жить.

— В Германии социальная рыночная экономика, в которой «социального» все меньше, а «рынок» все больше игнорируется государством в интересах крупных корпораций. Это одна из причин, почему я больше не хочу жить в Германии.

Я прекрасно знаю, сколько получают русские пенсионеры. Немецкую я еще не получаю, она для меня с 66 лет, мне же еще только 61. Моя пенсия будет примерно 900 евро, для России — хорошие деньги, для Германии — очень скромные. Я продала свой дом в Германии, чтобы купить землю здесь, и у меня там больше нет финансовых резервов. Так что я живу на доход от кемпинга, в прошлом году это было 12 000 рублей в месяц. Также мало, как у русских пенсионеров. К счастью, мне много не надо и я могу жить в доме Аньи.

«Я РАБОТАЮ, А НЕ УМНИЧАЮ»

— Местные жители хорошо вас приняли? Не было конфликтов?

— Нет, совершенно! Наоборот, все очень дружелюбные. Деревня маленькая, здесь живут всего 15 — 20 пенсионеров. Остальные — дачники, они здесь только летом или в выходные. Все друг друга знают. Я помню когда первую ночь тут в палатке ночевала, утром сидели завтракали, мимо ехала семья. Остановились познакомиться и спросили: «Мы в магазин, вам что-нибудь надо?». Для меня это было потрясением. В Германии сложно такое представить. А у вас — нормально. Так что мы все дружим, ко мне часто приходят просто поболтать. Всегда готовы помочь. Наверное потому, что видят — я так же как и они много работаю, а не умничаю. Вот у вас есть выражение «широкая русская душа». Да, она такая и есть.

— Неужели совсем прямо сладко и гладко?— Много было проблем с оформлением всех этих миграционных документов. Очень большие очереди! Но сотрудники миграционных служб ведут себя дружелюбно, стараются помочь. Я, конечно, не трудовой мигрант из Азии. Все-таки я тут по рабочей визе как гендиректор фирмы. Но мой русский не так хорош, со мной сложно изъясниться. Но я справилась. В 2017 году я уже получила «Разрешение на временное проживание». И уже подала заявку на «Вид на жительство».

— С медициной нашей уже сталкивались? Где будете лечиться, если что?

— Была у зубного врача в Переславле-Залесском. Частная и очень современная практика. И намного дешевле, чем в Германии! Я плачу за медицинскую страховку как индивидуальный предприниматель. Но даже если придется заплатить частной клинике, в России это будет намного дешевле, чем высокие взносы в немецкое медицинское страхование.

«ЖДУ ИЗ ГЕРМАНИИ ВНУКОВ НА ЛЕТО»

Одним словом, Гудрун у нас в стране абсолютно все устраивает. Дети ее, которые уже сделали ее бабушкой 4-х внуков, проведывали мать в России. Им тоже все понравилось. Гудрун надеется, что внуки будут приезжать к ней на лето в русскую деревню.

— Я умею готовить русский борщ, но все-таки мы с Аньей предпочитаем немецкую кухню. Летом хожу в лес за грибами и ягодами, как все. Но если внуки приедут, напеку им пирожков.

Если честно, я слушала Гудрун и ушам не верила. Она какой-то прямо образцовый дауншифтер. Сменила процветающую Германию на бедную русскую глубинку и всему радуется. Единственное, что сейчас тревожит беспокоит Анью и Гудрун — проклятый коронавирус.

— Если эпидемия не пройдет и будет мало гостей, для нас это станет критическим, — вздыхает она. — Но лето обязательно придет, а с ним — конец болезням. Я в это верю.

Дина Карпицкая

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here