Почему многие инвалиды в Москве по-прежнему остаются дома

Зачем инвалиду покидать стены своей квартиры? Нужно сходить в поликлинику или центр соцзащиты, где назначена, например, реабилитация… Примерно этим ограничивается представление здоровых людей о потребностях инвалида в активной жизни. Москва работает над тем, чтобы стать комфортным городом для всех. Но почему-то выход из дома для многих зачастую оказывается непреодолимым препятствием.

Без барьеров

В столице проживает более одного миллиона людей с инвалидностью, из них 42,2 тысячи — дети. Но так ли часто их можно встретить на улицах города? «Пока не сядешь в инвалидную коляску, кажется, что город доступен для всех — пандусы, подъемники, лифты — за последние годы многое изменилось. Но как только в руках оказывается тяжелая коляска с ребенком, понимаешь, как много еще мест, где очень трудно передвигаться», — рассказывает директор фонда «Дом с маяком» Лида Мониава. В начале пандемии она взяла к себе на время изоляции из Кунцевского интерната 12-летнего Колю, чтобы «спрятать» мальчика от вируса. Коля — тяжелый ребенок, у него вывихи тазобедренных суставов, он не может сидеть, каждый день уровень кислорода в крови ребенка опускается до 48 из нормальных 100, случаются эпилептические приступы. Но, пожив с Колей три месяца, Лида решила оформить опеку и обеспечить мальчику полноценную жизнь, как у всех здоровых людей. «Нельзя все время лежать в кровати. Мы подобрали хорошую коляску и решили выходить на улицу, в магазин, просто погулять», — рассказала Лида.

Но трудности начались еще дома, с пандуса в подъезде, у которого угол наклона оказался не меньше 70 процентов. Удержать тяжелую коляску на спуске с 22-килограммовым Колей было непросто, но еще сложнее, как выяснилось, затащить ее на такой пандус. «Каждый раз я молюсь, когда качу Колю вниз по пандусу или втаскиваю наверх, чтобы коляска не улетела, а моя спина не сломалась. Ужасно боюсь, что не удержу и Коля упадет. Чтобы не рисковать, для каждого входа и выхода из дома вынуждена стоять в подъезде и ждать, пока пойдет мужчина, который согласится помочь. После того как мы преодолеем пандус, хочется плакать от перенапряжения и становится обидно, что приходится все это преодолевать», — признается Лида.

Выход есть

В департаменте труда и соцзащиты Москвы «РГ» рассказали, что многоквартирные жилые дома и дворовые территории приспосабливаются для людей с инвалидностью с 2010 года еще на стадии строительства. «Дорабатывают» и дома, попавшие в программу капремонта. В них дублируют пандусами открытые лестницы, устанавливают тактильные покрытия и поручни, обустраивают места отдыха, расширяют дверные проемы, на улице понижают бордюры. «Но если дом построен, к примеру, в советское время, без учета требований доступности для людей с инвалидностью, его приспособление происходит на основании личного заявления. Для этого окружные межведомственные комиссии при префектурах обследуют жилые помещения людей с инвалидностью и дома, в которых они живут, и с учетом потребностей и технических возможностей создают доступную среду. К примеру, в вестибюлях жилых домов устанавливаются стационарные подъемные платформы, пандусы и прочее», — рассказали в пресс-службе департамента.

Если же дома невозможно приспособить для проживания людей с инвалидностью, тогда москвичам, страдающим заболеваниями опорно-двигательного аппарата, семьям, имеющим детей-инвалидов, могут предоставить специализированные квартиры. Но для этого нужно заключение лечебных учреждений с рекомендацией проживания в оборудованных жилых помещениях.

По запросу соцзащита может приспособить и собственную квартиру человека с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Например, установить в ней специальную потолочную подъемную рельсовую систему, которая позволяет перемещаться по квартире. Работа системы не зависит от расстановки мебели, не занимает места. Она может использоваться как тренажер для обучения навыкам ходьбы и как устройство при вставании с кровати или с пола, из положения «сидя» или «лежа» в положение «стоя». В Москве уже установлено около 1,3 тысячи таких потолочных подъемных систем.

Доступ разрешен

Пока люди с инвалидностью будут сидеть дома и требовать соблюдения своих прав, их никто не услышит, говорит Лида Мониава. Люди видят, что пандусом никто не пользуется, поэтому на него можно поставить мусорный бак, а при входе в магазин или аптеку вообще оставить одни ступеньки. «Как-то мы с Колей ехали в церковь, — вспоминает Лида. — На автобусной остановке подошла женщина и сказала: вам хорошо, вы хоть из дома выходите, а мою дочь повредили во время родов, и вот уже 15 лет она лежит дома. Я спросила, почему они не выходят, оказалось, потому что ребенок ест через трубку и дышит через трубку. Я говорю: ну так и Коля ест через трубку. Подошел автобус, женщина уехала, мы так и не договорили. Но дело не в том, насколько тяжелый ребенок, а в том, насколько легко его брать куда-то с собой. Когда мы с Колей уже шли домой и я захотела зайти в магазин на Пушкинской, там оказались только ступеньки и мы прошли мимо».

Единственный нормальный подземный переход на Тверской находится рядом с Газетным переулком, а дальше дорогу перейти уже нельзя — на протяжении всей улицы вплоть до станции «Белорусская» наземных переходов нет, а в подземных опять же пандусы под таким углом, что запросто можно получить травму.

Но Лида оптимист. «Зато в Москве все круто с автобусами, — радуется она. — Я могу с Колей в любую точку города доехать. Автобусы и трамваи низкопольные, с выдвигающимися платформами, да и большинство остановок приспособлены для колясочников». Транспортные средства на всех маршрутах адаптированные для всех категорий маломобильных граждан. В подземке работает служба «помощников» Центра обеспечения мобильности пассажиров. Его сотрудники помогают нуждающимся безопасно передвигаться в лифтах, по лестницам, эскалаторам и платформам станций. Пассажиры могут оформить заявку на сопровождение по телефонам: 8 (495) 622-73-41 и 8 (800) 250-73-41, в мобильном приложении «Метро Москвы» или на сайте mosmetro.ru.

«Когда мы гуляем с Колей, на улице все на нас смотрят. Коляска буквально обвешана медицинскими приборами. Но мы показываем, что на свете есть люди с тяжелой инвалидностью. Что они не должны всю жизнь торчать у себя дома в кровати под медицинским присмотром. Жить полноценной жизнью можно и в коляске, и на ИВЛ, и с судорогами, и с гастростомой», — уверена Лида Мониава. Она обещает каждый раз, когда не сможет где-то проехать с Колей, направлять жалобы в городские службы и публиковать информацию у себя в соцсетях.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here