На Кавказе выпустили на волю четырех переднеазиатских леопардов

Сразу четырех переднеазиатских леопардов выпустили недавно в дикую природу: одну пару в Кавказский природный биосферный заповедник, а вторую — в Турмонские леса Северной Осетии. К этому знаковому событию животных с рождения готовили специалисты сочинского Центра восстановления леопарда на Кавказе в течение нескольких лет.

На Кавказе выпустили на волю четырех переднеазиатских леопардов

Пятнистый хозяин ущелий должен уметь многое — терпеливо выслеживать добычу, быть неслышным, словно призрак, и всячески избегать человека.

Программа восстановления численности переднеазиатского леопарда появилась по инициативе президента России на Кавказе больше десяти лет назад, когда в сентябре 2009 года в Сочинский национальный парк привезли двух самцов, а еще через год — выловленных в дикой природе юных самок Мино и Чери. К тому моменту раздробленные группы леопардов встречались только в глухих уголках гор Ирана и Туркмении, на западе Дагестана. На российском Кавказе следы появлялись раз в десять лет и то были представлены одинокими самцами-кочевниками. Поэтому на естественное восстановление популяции ученым надеяться не приходилось.

За годы работы в Центре родились двадцать котят, шесть из них были выпущены в естественную среду. А 20 августа ранним утром еще двоих хищников — сильного самца Кодора и грациозную самку Лабу — доставили в специальных деревянных клетках вертолетом на склон горы Ятыгварта. Это недалеко от традиционного места выпуска кошек в Кавказском заповеднике — гребня Ахцархва, где первый прыжок к свободе сделали леопарды Виктория, Ахун, Килли, а позже Артек.

За месяц до этого животные успешно сдали «экзамены», подтвердив умение охотиться и готовность к самостоятельной жизни. Каждого оснастили спутниковым ошейником, позволяющим отслеживать маршруты леопарда и получать информацию об объектах питания и процессах адаптации. Перед выпуском воспитанники также прошли взвешивание, обмер, фотографирование, у них был взят анализ крови и шерсть на гормоны.

— Кавказский заповедник идеально подходит для жизни переднеазиатских леопардов, начиная от ландшафта и климата, заканчивая кормовой базой, которая позволяет животному в данном регионе не испытывать трудностей в охоте и нахождении пропитания. Мы очень рассчитываем, что пара, которая сегодня выпущена в дикую природу, хорошо адаптируется и даст долгожданный результат — первое потомство, — рассказал Николай Ескин, и. о. директора Кавказского заповедника.

…К сожалению, из четырех ранее выпущенных леопардов в живых осталось только двое. Единственная самка, Виктория (ее поймали за воровством кур в селе Абхазии и снова вернули в заповедник), погибла на второй год из-за полученной травмы на охоте. Красавец Килли также забрел в Абхазию и был убит браконьерами в феврале 2019 года в шести километрах от села Ажара. По официальной версии, леопард попал в капкан и к моменту обнаружения его зажатая лапа почти отмерла (в стремлении освободиться хищник ее практически отгрыз, однако был жив). Жители приняли зверя за мертвого, но при попытке вытащить его из железных тисков он стал защищаться. Конечно, никто и не думал сообщать о раненом животном в комитет по охране природы: Килли застрелили, а затем сняли шкуру, бросив останки…

Обстоятельства этого уголовного дела растворились в юридических проволочках. Но между тем зоологи задаются важным вопросом: что же так манит леопардов в районы с более мягким климатом? Почему они уходят, вместо того чтобы держаться безопасных границ заповедника, богатых кормом? По мнению руководства природной территории, причиной может быть неподготовленность кошек к зимовке на высокогорье. Уже в октябре в котловинах выпадает до полметра снега, и леопард, не видевший такого в Сочи, просто уходит. Но помимо глубокого снега основной угрозой для нового обитателя являются люди.

— Местные жители уже отвыкли от присутствия в лесах крупного хищника, и каждая встреча с ним вызывает у людей сильные эмоции, причем не всегда адекватные, — признается руководитель Центра восстановления леопарда на Кавказе. — Сегодня на домашний скот нападают практически все хищники — от куниц до медведя, потому что у диких животных остается все меньше и меньше пространства для жизни, человек вытесняет их в скалы, где нет условий для круглогодичного пропитания. Мы просто не оставляем им выбора.

Именно поэтому наряду с программой восстановления исчезающего вида необходимо вводить статью о финансировании ООПТ для компенсаций местному населению убытков от дикого хищника, то есть нужно оплачивать по рыночной стоимости добытую леопардом домашнюю козу или барана, организовывать антибраконьерские группы, постоянно отслеживать ситуацию. Пока же за разрешение подобных конфликтов активно берется участник программы — WWF России.

В Северной Осетии, где кавказский барс украшает герб республики и является символом Владикавказа, первых леопардов выпустили в 2018 году — самку Волну и самца Эльбруса. Теперь же, 25 августа жители с воодушевлением встретили еще одну пару пятнистых кошек, которым сразу же дали имена героев национального эпоса — Батраз и Агунда.

Хищники чуть помедлили, прежде чем сделать решающий прыжок из клетки… и вот они на воле. Понадобится больше недели для адаптации, а затем они совершат продолжительные переходы. Следующий выпуск, по словам специалистов WWF, состоится в республике через два года.

Исчезнувший след

Исторически ареал обитания переднеазиатского леопарда простирался от горных цепей Центральной и Передней Азии до Большого Кавказа. Однако в середине XIX века рост населения в этих регионах постепенно вытеснил барса из привычных границ. Заметно уменьшились его охотничьи угодья, и в поисках пищи зверь все чаще спускался к селениям, включив в свой рацион домашний скот. За разбой на подворьях хищную кошку объявили вне закона.

Впрочем, и без этого она всегда привлекала внимание охотников. Леопард был опасным противником, поэтому добыть его шкуру считалось для горца особой доблестью. На базаре в то время за леопардовые шкуры платили 20 рублей серебром. Безудержная охота привела к тому, что осторожный зверь практически исчез, изредка появляясь лишь в верховьях рек Киши и Белой.

Школа для леопарда

Матери-леопарды очень заботливы — нередко в природе детеныши остаются с родителем до двух и более лет. Только характер одиночки и необходимость искать собственные охотничьи угодья заставляют взрослых особей рвать семейные узы. В самостоятельной жизни молодые животные повторяют то, чему обучили их родители — выбирать пищевой объект, преследовать жертву, прятаться от врагов. В Центре же образовательный процесс расписан от начала до конца. Даже к рождению котят готовятся за тридцать дней до их появления.

Беременной самке предоставляются в распоряжение отдельные «апартаменты» — два вольера. К ним люди не приближаются в течение двух месяцев до первой вакцинации котят. Чтобы ее не тревожить, предварительно пространство убирают, дезинфицируют, меняют матрицы на камерах. Также развешивают канаты, цилиндры, деревянные шары для будущих малышей. Когда котятам исполняется четыре месяца, они начинают осваивать территорию и приступают к тренировкам. К примеру, учатся балансировать на шестиметровой искусственной скале, искать жертву по запаху. Важно, чтобы самка правильно среагировала на человека, который приходит ее кормить. Если она не будет транслировать тревогу, ученые не смогут закрепить у малыша стойкую реакцию избегания человека. Это куда сложнее, чем научить леопарда охотиться.

Кстати

К середине ХХ века сведения о встречах с этим грациозным зверем в дикой природе перестали поступать. Предпринятая российским отделением Всемирного фонда дикой природы (WWF) вначале ХХI столетия специальная экспедиция в район исторического ареала распространения хищника на Кавказе следов пребывания жизнеспособной популяции не обнаружила.