Когда уральский леспром перестанет сжигать древесные отходы

Жители города Серова не первый год жалуются на удушливый дым: владельцы местных пилорам, не утруждаясь утилизацией древесных отходов, просто сжигают опилки и даже горбыль. Нарушителей находят, наказывают, но ситуация не меняется.

Когда уральский леспром перестанет сжигать древесные отходы

— Деревоперерабатывающие предприятия, лесоповалы и пилорамы производят огромное количество отходов, которые необходимо утилизировать, желательно с получением прибыли. Этим вопросом занимаются давно, однако задача на сто процентов так и не решена, — констатирует замминистра природных ресурсов и экологии Свердловской области Вероника Русинова.

По ее словам, с 2018 года в министерство поступило 15 жалоб от организаций и граждан на незаконные свалки отходов лесопилок и костры над ними, и количество таких обращений с каждым годом растет. Самая проблемная территория — Серовский городской округ, где насчитывается уже 15 предприятий-нарушителей. Немало их в Волчанске, Карпинске, постоянно появляются новые проблемные районы.

Вообще-то сжигать опилки можно только в специальных установках. Но как же тогда их утилизировать? Рецепты «превращения отходов в доходы» давно известны.

— Пожалуй, главный способ — изготовление топливных пеллет и брикетов. Производство различных стройматериалов, древесностружечной и древесноволокнистой плит, материала для копчения продуктов. Из опила можно получать биотопливо — технический спирт. Кроме того, на основе опила производят сорбенты для очистки сточных вод. Даже кору и хвою можно использовать, например, как биодобавку к кормам, есть такие разработки у сибирских ученых. Древесные отходы — настоящее богатство, сжигать их — просто варварство, — считает руководитель Центра экономики и природопользования Института экономики УрО РАН Александр Семячков.

Раньше многие лесопереработчики вывозили отходы на целлюлозно-бумажные комбинаты, но этот путь закрыла высокая стоимость транспортировки

Он допускает, что не все владельцы лесопилок компетентны в этом вопросе. Но, судя по всему, решить проблему только с помощью их просвещения вряд ли удастся: все дело в экономике. Еще шесть лет назад лесозаготовители жаловались на высокие железнодорожные тарифы, сделавшие невыгодным обслуживание лесных тупиков. Раньше многие лесопереработчики вывозили отходы на целлюлозно-бумажные комбинаты (ЦБК), но этот путь закрыла высокая стоимость транспортировки. Значение имеет не только плечо доставки, но и объем отходов: если лесопилка небольшая, подавать придется всего один вагон, что добавляет сложностей, отмечают в областном минпромнауки.

К тому же свердловские ЦБК — Новолялинский, Туринский — остро нуждаются в модернизации, а отправлять отходы на переработку за пределы региона, например в Башкирию, и вовсе невыгодно. (Есть еще один нюанс — не все древесные отходы могут стать целлюлозой — низкосортная древесина для этого просто не подойдет, утверждают эксперты.)

Да, можно приобрести собственное оборудование для производства тех же пеллет. Отечественные производители обещают привезти, смонтировать и отладить комплект под ключ, на любой объем, с сушкой сырья и без нее. Причем заверяют в высокой рентабельности оборудования. Вот только стоимость линии — более двух миллионов рублей. Небольшим предприятиям с годовым оборотом 15-20 миллионов в год это не по карману, а таких в отрасли большинство.

— Строить мощности по переработке собственных отходов выгодно только крупным предприятиям. Остальным, получается, выгоднее сжечь. Если перерабатывать опилки — уйдешь в большой минус, сжигать — в маленький… Вот и выбирают меньшее из зол. Мы, например, вообще отказались от лесопиления, оставили только небольшой участок с минимумом отходов. Что-то продаем, что-то просто раздаем населению. По моему мнению, пеллетных производств в регионе сейчас недостаточно. Да и существующие не берутся за доставку сырья, говорят, это забота самих поставщиков, — рассуждает директор компании «Леспром» Сергей Краюхин.

По его мнению, необходимо искать не частное, а общее решение проблемы — на региональном и даже федеральном уровне. Конкретно в регионе стоило бы выявить горячие точки и наладить единую систему поставки отходов с лесопилок на перерабатывающие производства. Кстати, некоторые эксперты вспоминают, что когда-то существовало объединение «Свердлес», координировавшее работу лесозаготовителей области. Возможно, стоит использовать прежний опыт?

Как оказалось, правительство области уже готовит проект закона, регулирующего деятельность пунктов приема, переработки и отгрузки древесины. Нормативный акт позволит поставить на учет все мощности по переработке леса в регионе. Как сообщило минпромнауки в ответе на запрос «РГ», при поддержке бюджета за последние три года открыто более десятка производств, утилизирующих древесные отходы, в том числе тепловая котельная «Сосьва-Лес» в Волчанске, две пеллетные линии компании «Лестех» в Алапаевске, цех по производству древесной муки «СибирьЭкоСтрой» в Североуральске.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here