Как в Приморье вычисляют "черных" лесорубов

В начале недели прокуратура Яковлевского района Приморья направила в суд дело двух местных жителей, промышлявших незаконными рубками ясеня. Экологический ущерб от их действий оценивается в 2,5 миллиона рублей.

Как в Приморье вычисляют "черных" лесорубов

Этот случай далеко не единственный. Несмотря на то что по официальной статистике ущерб от незаконных рубок в Приморье за шесть месяцев 2018 года по сравнению с аналогичным периодом 2017-го снизился в 1,7 раза, в регионе их продолжают фиксировать в больших объемах. Так же остро проблема стоит и в соседнем Хабаровском крае.

Взгляд из космоса

Как считают эксперты, снижения объемов нелегальных рубок удалось добиться в том числе и благодаря внедрению комплекса космического мониторинга лесоизменений "Кедр", разработанного WWF России.

— "Вшитая" в него система анализа космоснимков позволяет выявлять даже самые незначительные изменения лесного покрова, — рассказывает специалист по информационным системам департамента лесного хозяйства Приморского края Николай Иожиц.

Он показывает, как это выглядит на мониторе:

— Черным цветом отмечены лесосеки. Если полученный сигнал попал в этот контур, то рубка законная, ну а там, где он выходит за черную линию, изменения происходят вне разрешенных границ. Система обновляется автоматически с использованием алгоритма нейронных сетей. Бывают настолько удачные космические снимки, что по ним можно разглядеть волока: там, где прошел трактор, тащивший за собой срубленные деревья, меняется рельеф.

По словам Павла Гаража, специалиста отдела федерального государственного лесного надзора и пожарного надзора в лесах, "зонами риска" в Приморье являются Дальнереченское и Рощинское лесничества. На этих огромных таежных территориях много арендаторов, которые частенько грешат рубками тех деревьев, разрешений на заготовку которых им не выдавали. Там же есть где развернуться "черным" лесорубам. Поэтому, когда "Кедр" заработал в полную силу, в эти лесничества оперативная мобильная группа начала выезжать в первую очередь. Только осенью 2018 года по наводке системы мониторинга она обследовала 45 участков. В ряде случаев подозрения подтвердились: нашли два факта рубок и складирования древесины в водоохранной зоне, выходы из границ лесосеки и другие нарушения. За все время работы были случаи, когда инспекторы заставали на месте и технику, и брошенный лес.

— Да, лесоизменения, которые находит мобильная группа, не всегда связаны с рубками, но система пока учится. В дальнейшем, при увеличении объема поступающих данных, "Кедр" будет все точнее и точнее выдавать сигналы, — замечает Николай Иожиц.

На остальных территориях работа часто идет по старинке. Лесничие обходят участки, находят рубки, сравнивая документацию, делают выводы — должны они там быть или нет. При этом на каждого инспектора лесоохраны приходится 336,5 гектара леса. Чтобы пройти их ногами, нужна не одна неделя, но уже на второй-третий день эффект внезапности теряется: "черные лесорубы" рассказывают друг другу о проверке.

Рассмотреть на месте

Частью системы "Кедр" стало мобильное приложение "Сохрани лес". Увидев срубленные деревья, люди могут сфотографировать их на смартфон и сбросить координаты, которые определяются мобильным устройством.

Недавно через "Сохрани лес" от сознательных граждан поступило сразу два сигнала о том, что в пригороде Владивостока идут незаконные рубки. Вместе с мобильной группой департамента лесного хозяйства Приморского края отправился на место проверять информацию и корреспондент "РГ"…

Сразу по приезду ребята достают дрон и рассказывают, что миссия для него уже создана автоматически, и им остается только запустить машину, чтобы точно знать, верным ли был сигнал и куда нужно идти.

На месте, куда приводит беспилотник, обнаруживаются сразу пять пней. Один из них, наверно, не обхватить и вдвоем. Рядом валяется макушка хвойного дерева, размах лап на ней в полтора-два человеческих роста. Главный специалист-эксперт отдела лесной охраны и пожарного надзора в лесах Приморского края Роман Стригин измеряет самый большой сруб.

— 90 сантиметров, это довольно большой диаметр, дерево было до 45-50 метров в высоту. Ущерб лесному хозяйству края может составить до 500 тысяч рублей, — констатирует он.

Благодаря комплексу мониторинга «Кедр» по снимкам из космоса можно выявить даже самые незначительные изменения лесного покрова

Ведущий координатор проектов отдела по устойчивому лесопользованию Амурского филиала WWF Евгений Лепешкин подсчитывает годовые кольца. Этой пихте цельнолистной было около 160 лет. Он уверен, что деревья, не только пихта, но и попавшие под топор кедры и клены, были срублены исключительно с коммерческой целью. Браконьеры взяли только деловую древесину — несколько трех-четырехметровых резов, — а все ненужное бросили на месте.

Как говорит коллега Романа Стригина Игорь Грицаенко, незаконно заготовленные запрещенной к рубке породы деревья, скорее всего, сбывают на какую-то нелегальную пилораму.

— Там им заплатят как максимум тысяч 100. Эта ежеминутная выгода несопоставима с ущербом. Древесину сразу распускают на брус и доски, чтобы было сложнее определить породу. Оттуда ее могут отправить в Китай, — говорит он, замечая, что при легальной заготовке не пропадает ничего.

Ответственная за участок, инженер лесного хозяйства Владивостокского филиала КГКУ "Примлес" Ольга Чижикова рассказывает, что в этих окрестностях кто-то промышляет с 2016 года. В полицию лесничие отправили уже несколько заявлений, но в ответ пока тишина.

— Сложно обнаружить злоумышленников на огромных территориях в тайге. У нас ни разу это не получилось. Рубят часто по ночам, подгоняют пару машин, одна грузовая, вторая — легковая, в ней кто-то караулит, и, если видит машину инспекторов, предупреждает своих. Те сразу уезжают, — уточняет она.

Возможно, работа станет эффективнее после появления еще одной мобильной оперативной группы, которую департамент лесного хозяйства Приморья планирует создать уже до нового года, оснастив ее в том числе и дроном.

Расчеты экологов

WWF России, который 20 лет подряд изучает практику лесопользования, представил аналитический обзор об истощении в Приморском крае ресурсов древесины дуба монгольского и ясеня маньчжурского. Как считают экологи, виной этому — текущая практика лесопользования. Причем главными браконьерами являются даже не "черные" лесорубы, а официальные лесопользователи. Освоение лесов на Дальнем Востоке традиционно велось по экстенсивной модели: пользователи, получая в распоряжение огромные участки, вырубали наиболее доступные территории. В итоге древесины там изымается больше, чем леса способны воспроизводить.

В Приморском крае это уже привело к тому, что лесозаготовители используют рубки ухода и санитарные рубки для прикрытия промышленной заготовки ресурсов в доступных насаждениях. Другой распространенной практикой стала манипуляция лесоустроительными данными. Третий способ увеличить объем заготовки в доступных районах — перерубы, когда арендаторы проводят работы с большей интенсивностью, чем это предусмотрено нормативно-правовыми актами.

Для выхода из сложившейся ситуации WWF России предлагает ряд мер: разделить арендованные участки лесов на более мелкие, разработать и внедрить процедуру оценки качества лесоустройства и систему оценки качества лесного хозяйства на арендованном лесном участке, а также балансовую систему учета лесопользования.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here