Как в Кирове выпускали оборудование для пикирующего бомбардировщика

Как в Кирове выпускали оборудование для пикирующего бомбардировщика

Во многом благодаря трудовому подвигу рабочих завода имени Лепсе советские летчики в максимально короткие сроки получили одну из лучших боевых воздушных машин Второй мировой войны — Пе-2.

Из Москвы на Вятку

Среди самолетов, на которых советские летчики громили врага, на особом счету стоял знаменитый пикирующий бомбардировщик Пе-2. Это был первый отечественный самолет, управлявшийся с помощью электромеханизмов.

Выпускать их должны были московские заводы имени Лепсе (№ 266) и имени Дзержинского (№ 476). Но из-за стремительного продвижения немецких войск к столице в начале войны оба предприятия было решено эвакуировать в Киров, где местный комбинат учебно-технического школьного оборудования (КУТШО) к тому времени был самым крупным предприятием по своему профилю не только в СССР, но и в Европе. Здесь работало пять тысяч человек, производивших лабораторные приборы, письменные принадлежности, станки для школьных мастерских. В октябре 1940 года КУТШО был передан в Наркомат авиационной промышленности для организации производства авиационного электрооборудования.

Теперь кировскому и двум столичным предприятиям, слившимся в одно, предстояло выпускать электрооборудование для Пе-2, магнето для авиационных двигателей и корпуса для ручных гранат.

Землянки не понадобились

Первый эшелон с оборудованием московских заводов прибыл в Киров уже через месяц после начала войны — 21 июля, последний — 14 ноября. Всего поступило более 1500 станков. Все это предстояло разместить по цехам к 15 декабря. В 40-градусные морозы многотонные станки втаскивали через окна с помощью лебедок.

Вместе с оборудованием в Киров приехали более тысячи рабочих, инженерно-технических работников и членов их семей. Как вспоминал заместитель директора завода № 266 Александр Зенин, кировчане к встрече эвакуированных подошли очень ответственно: «В наркомате мне говорили: надо быть готовым к тому, что часть людей придется поселять в землянки. Но руководство завода сумело организовать дело так, что все приехавшие из Москвы были расселены на первых порах хотя и тесно, но в домах и бараках, в тепле».

Как в Кирове выпускали оборудование для пикирующего бомбардировщика

Это удалось благодаря тому, что кировчане уплотнялись до предела, принимая эвакуированных. В комнатах в невообразимой тесноте жили по три семьи. Кроме того, строились девять бараков на улице Солидарности, куда после тяжелой 12-часовой смены заводчане шли помогать строителям. Стройка шла круглосуточно, ночью даже играл духовой оркестр для поднятия духа, работал буфет. И дома сдали в срок.

Одновременно шла полная реорганизация цехов завода. По графику необходимо было ежедневно устанавливать и сдавать в эксплуатацию 50 станков, и это удалось сделать в течение месяца. В эти месяцы в Киров были эвакуированы и другие оборонные предприятия из Москвы, но во всем городе только завод имени Лепсе не имел неустановленного оборудования на складе.

Новенькие

В связи с резким увеличением плана 1942 года (по сравнению с 1941-м) надо было за короткий срок набрать и обучить станочным и обмоточным операциям много рабочих. В основном это была молодежь (большинство — девушки) из районов области.

Начальники цехов прикрепляли к каждому квалифицированному рабочему по два ученика. И тех из них, кто хоть немного мог самостоятельно трудиться, переводили на работу. Новоиспеченные специалисты старались как можно быстрее начать выполнять нормативы. В результате менее чем через полгода основная масса новеньких стала обгонять квалифицированных московских рабочих. А к 1944 году появилась возможность реэвакуации освободившихся людей в Москву.

Главное — руки не опускать

Неожиданно появилась новая большая проблема — с поставками электроизоляционных материалов. Инженеры завода узнали, что на Кировском железнодорожном узле после разгрузки в одном из вагонов была обнаружена кусковая слюдяная руда, а в другом — часть оборудования для изготовления конденсаторов.

Под руководством специалиста по изоляционным материалам (кандидата наук, кстати) было спроектировано и изготовлено необходимое оборудование. Несколько десятков работниц на специальном участке расщепляли кусковую слюду до размера 15-20 микрон, склеивали, сушили и шлифовали.

Трудности возникали и с топливом. Хотя в пригороде Кирова его было много, но имевшийся на заводе автотранспорт не мог до него добраться из-за бездорожья. Опять выручила находчивость. На железнодорожной станции в тупике под откос было свалено много эвакуированного лома, и заводские умельцы увидели, что из него можно собрать несколько тракторов. Через месяц был готов первый, а через полгода тракторный парк завода пополнился пятью машинами на гусеницах и колесах. И топливо пошло на завод.

Когда стали возникать перебои с мазутом для литейного цеха, сконструировали и построили газогенераторную станцию. Ее работники, используя древесные чурки и отходы, полностью обеспечили потребности литейки. А отходы в виде смолы главный энергетик стал пускать для отопления в котельную как добавку.

Рабочий день — 18 часов

Но даже несмотря на это, зимой в промерзших заводских цехах женщины трудились в тяжелейших условиях. Когда Алевтина Мальцева пришла на завод в декабре 1941-го, ей было 14 лет. Первую неделю такие подростки, как она, трудились по шесть часов, вторую — по восемь, а с третьей — по 12 часов. С 16 лет их уже оставляли сверхурочно, рабочий день мог доходить до 18 часов.

«В 1942-1943 годах стояли лютые морозы, а помещения отапливались плохо. В механических цехах нагревалось от двигателей. А в нашем поставили четыре печки железные, и нам говорят: бегите, ищите на территории дрова. По заводу ходили, разрывали снег. А холодина-то какая! Ходим-ходим, придем — у нас все дрожит, слова не можем выговорить. Руки отмерзали страшно — мы же постоянно с железными плоскогубцами и металлом. В рукавицах ведь работать не станешь, а перчаток не было. Вот руки и «перековеркало», — вспоминала ветеран.

Машин на заводе не было. А как возить с базы провода? Катушки весили по 50-70 килограммов. Хрупких девчонок посылали за ними на телеге, запряженной быком. Потом вчетвером тащили катушки до лифта. Но часто электричество отключали, и тогда приходилось тащить их по лестнице на 3-й этаж.

Справка «РГ»

За 1941-1945 годы предприятие выпустило 60 тысяч магнето, 20 тысяч генераторов, 500 тысяч умформеров (моторов-генераторов). 770 заводчан ушли на фронт, 130 не вернулись с полей сражений. Их имена высечены на граните заводского мемориала. Пятеро лепсенцев удостоены звания Героя Советского Союза, один стал полным кавалером ордена Славы. В цехах, где они трудились, установлены мемориальные доски. Улицы Кирова носят имена лепсенцев Алцыбеева, Мельникова и Крутикова. В сентябре 1945 года завод имени Лепсе был награжден орденом Ленина. 6010 заводчан получили медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here