«Жуткий план»: почему в США боятся российского «Периметра»

Прослушать новость

Остановить прослушивание

close

«Жуткий план»: почему в США боятся российского «Периметра»

Depositphotos

В США снова вспоминают «Мертвую руку» — систему автоматического управления ответным ядерным ударом, известную в России как «Периметр». По мнению журналиста Калеба Ларсона, появление этой системы стало апогеем «холодной войны» между США и СССР. Однако полумифическая «машина возмездия» продолжает функционировать до сих пор.

stopCovid1

По мнению магистра общественной политики Школы Вилли Брандта Калеба Ларсона, «Мертвая рука» появилась как ответ на политику президента США Рональда Рейгана. В колонке для The National Interest он пишет, что советское руководство чувствовало себя «прижатым к стене», поэтому в СССР появился «жуткий план» гарантированного возмездия.

Об особенностях функционирования системы «Периметр», или так называемой «мертвой руки», судить в настоящее время можно только предположительно. Каких-либо точных данных по этому вопросу нет.

Есть некоторые основания предполагать, что «Периметр» состоит из командных постов, командных баллистических ракет, приемных устройств и автономной контрольно-командной системы (все термины весьма и весьма условны).

Журнал Wired писал, что в мирное время система находится в «дремлющем состоянии», пока не будет активирована высокопоставленным официальным лицом.

«До нанесения ответного удара система должна была проверить четыре «если/то»: во-первых, если ее активировали, то она попыталась бы определить, был ли удар ядерным оружием по советской территории. Если да, то система проверила бы наличие связи c Генеральным штабом. Если связь имеется, то система по прошествии некоторого времени без дальнейших признаков атаки — от 15 минут до часа — отключилась бы автоматически, заключив, что официальные лица, которые могут отдать приказ о контратаке, все еще живы. Если же связи нет, «Периметр» решит, что Судный день настал», — говорится в статье.

После принятия системой «Периметр» решения на применение стратегического ядерного оружия (а это фактически решение компьютера) осуществляется запуск командной ракеты (или ракет) со специальной головной частью, которая в полете передает команды на запуск всех носителей ядерного оружия, имеющих на КП соответствующие приемники.

Запуск межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок в этом случае осуществляется в автоматическом режиме.

Решение на ответный удар «Периметр» принимает на основе информации от многочисленных датчиков, развернутых на территории страны — сейсмических, радиационных и атмосферного давления, которые определяют признаки ядерных взрывов. Эта система и в мирное время может практически со 100% точностью определить, в каком месте земного шара осуществлен подрыв ядерного устройства.

Вместе с тем приведенное выше описание функционирования системы «Периметр» — очень приблизительно, схематично и от реальной системы «мертвой руки» весьма далеко.

К слову, The National Interest далеко не в первый раз привлекает внимание читателей к российской «мертвой руке», предупреждая об опасности военного конфликта с Москвой.

К тому же, как отмечал один из ведущих американских экспертов по ядерному разоружению Брюс Блэр, российская система «Периметр» продолжает совершенствоваться.

В то же время на родине комплекс оценивают гораздо скромнее.

По словам бывшего начальника Главного штаба Ракетных войск стратегического назначения Виктора Есина, «Периметр» при необходимости задействует лишь ограниченное число ракет.

В начале 1990-х генерал-полковник участвовал в международных переговорах о сокращении ядерных вооружений с Соединенными Штатами и о выводе ядерного оружия с Украины. В беседе с еженедельником «Звезда» он отметил, что система «Мертвая рука» функционирует и усовершенствована.

«Но когда она сработает, у нас уже останется мало средств — мы сможем запустить только те ракеты, которые выживут после первого удара агрессора», — пояснил военный аналитик и политолог.

Однако, как ранее писала «Газета.Ru», оснований прибегать к неограниченному использованию всех средств массового поражения и, прежде всего, стратегического ядерного оружия ни у России, ни у США, нет. В настоящее время ни у вооруженных сил США, ни у Вооруженных сил России не отмечается признаков стратегического и оперативного развертывания, за которыми, как правило, следует начало военных действий.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here